Сноб: Девичьи сны о Сочи

Редакция БлогСочи аватар

Журнал "Сноб" от 20.02.2015:

Спустя год после того, как девочка Люба в сочинском небе увидела волшебный сон о России, Ксения Собчак и Ксения Чудинова отправились в столицу Олимпиады-2014, чтобы узнать, чем там все закончилось...

Нескончаемой зимой москвичам порой снятся сны о море. Согласно социологическим опросам, именно моря больше всего недостает жителям столицы посреди их серых будней. Ни коррупция их не тяготит, ни пробки, а только отсутствие большой воды рядом с домом. Возможно, именно поэтому поездку в Сочи две отважные журналистки воспринимали в том числе как пусть крошечную, но возможность потрогать соленую воду, поглазеть на пальмы и солнце в тот самый момент, когда Москва покрыта осклизлой ледяной коркой.

Самолет приземлился в аэропорту около девяти вечера, интервью с мэром было запланировано на завтра, а потому первым делом девушки отправились смотреть на море, а заодно и на Олимпийский парк.

— Ты олимпийскую стройку всесоюзного значения раньше видела? — спросила Собчак.

— Нет.

— И я нет. Так что насладимся впечатлением неофитов. Погнали. А то по телевизору показывают один парк, в «Блоге Сочи» — другой, а в рекламе Имеретинского жилого комплекса, которую невозможно отключить на телефоне, — третий.

Сон первый, тревожный. Город

Над Олимпийским парком сгущались вязкие зимние сумерки. Повсюду виднелись закопанные в землю деньги: шикарные дома и двухэтажные таунхаусы, гигантские отели, изумительной красоты хорошо освещенные улицы и подсвеченные разноцветными фонарями дома. И — пустота. На весь Олимпийский парк — целых шесть припаркованных японских внедорожников. Ни одного освещенного окна. Даже «настоящие жилые дома» — несколько разноцветных частных изб, которые были построены для самых отчаянных борцов, отказавшихся переезжать, — выглядели брошенными.

Как в тяжелом гриппозном сне, девушки метались по пустым улицам, тыкались в запертые калитки и парадные двери. Через железную рабицу были видны освещенные дворы с маленькими бассейнами, уютными лавочками, дорожками, велосипедными парковками. Все будто бы готово к приезду падишаха и его свиты, только высоких гостей не видать.

Желанное море плескалось где-то рядом. Однако, согласно законам кошмара, выйти к берегу было невозможно нигде — он было надежно огорожен железной решеткой.

Надеясь развеять тяжелый морок, девушки сели в машину и поехали по периметру парка в надежде найти людей. Машина кружила по улицам, периодически утыкаясь в импровизированные шлагбаумы из каменного валуна.

— Это так границу делят между кварталами, — пояснил, разворачиваясь, водитель.

Внезапно фары выхватили из темноты семью с двумя детьми, которая мирно шла вдоль домов.

— Люди! — закричала Собчак и чуть ли не на ходу выпрыгнула из машины.

— Здравствуйте, я Ксения Собчак. Можно задать вам пару вопросов? – взяла с места в карьер опытная исследовательница жизни, пока ее спутница еще возилась в кабине с ремнем безопасности.

— Давайте, — степенно ответил отец семейства.

Выяснилось, что они ничего особенного здесь не делают, просто гуляют. Приехали из Башкирии покататься на лыжах, остановились в горном кластере — там жизнь, полные гостиницы, люди, рестораны и даже скоро будет казино. Решили спуститься на один вечер, посмотреть, где проходила Олимпиада. Здесь нравится, только пусто очень. Зато покатались на каруселях.

О каруселях накануне поездки рассказывал архитектурный критик Григорий Ревзин, который составил девушкам список «наказов», что надо посмотреть, чтобы понять, как все работает и работает ли. Карусели рядом со стадионом «Фишт», которые к Олимпиаде не успели открыть, были первым пунктом. Вторым — рестораны на набережной, третьим — около сорока жилых комплексов, которые по сути, воплощали собой результаты программы по обеспечению города жильем. Четвертым пунктом значился вокзал Олимпийского парка, пятым — деревья, которые вкапывали в землю прямо накануне Олимпиады со всеми возможными нарушениями озеленительных нормативов.

Деревья не вызывали нареканий: стояли как ни в чем не бывало, зеленели и наливались соками плодородной сочинской земли. Жилые комплексы, в одном из которых, по слухам, квартиры Алины Кабаевой и других депутатов Государственной думы, производили впечатление похуже: темные силуэты вдоль дороги, ни одного горящего окошка. Железнодорожный вокзал в Олимпийском парке функционирует семь раз в день — электрички идут исключительно до Туапсе; ни в аэропорт, ни в горный кластер «Роза Хутор» отсюда не выбраться. Теоретически добраться до Красной Поляны можно — сначала до вокзала Сочи, а потом уже в горы, — но перерыв между электричками от 40 минут до трех с половиной часов, что в XXI веке автоматически означает «не добраться». Зато карусели — полный восторг: маленький диснеевский замок, сказочная, манящая разноцветными огнями шкатулочка.

— Да, карусели отличные, — сказал водитель. — Жалко, дорогие очень.

— Почем?

— Полторы тысячи за билет. А средняя зарплата в Сочи — 20 тысяч. Это не для нас, для туристов.

— А что для вас?

— Говорят, людей переселяют в новые дома, но до моих друзей и знакомых очередь не дошла. Может, дойдет, не знаю. Еще дороги нам сделали, хотя тоже топит их: сначала делали без ливневых стоков. Тут такое творилось: машины по окна в воду уходили! Потом расчистили, но все равно  лужи гигантские... С другой стороны, построили много дорог, изменили развязки: теперь хоть проехать по Сочи можно. А вообще наш Сочи Путин любит, — неожиданно закончил водитель, — часто у нас бывает. Мы всегда знаем, что он к нам приехал…

— Пробки? — участливо спросила Собчак.

— Нет! Он обычно ночью прилетает. Просто погода сразу хорошая: солнце светит, дождя нет — красота. Только потом обязательно дождь идет и все машины в белом налете.

— Что?! — загорелись девушки. — Путину специально делают погоду?

— Ну конечно! Местные говорят, что цементом облака останавливают, потому что пыль на цемент похожа.

— Так, ну все понятно, — сообщила Собчак, поворачиваясь с переднего сиденья, — значит, у мэра спрашиваем вот что: погода и Путин, дача Януковича — говорят, он здесь скрывается... И вот это, блин, что?! — внезапно закричала она, показывая на гигантский храм, возвышающийся над эстакадой при выезде из парка.

— Что? Ку-ку, это церковь, — примирительно пояснила Чудинова.

— Я знаю, что это. Меня интересуют стилистические решения. Вот посмотри, город построили фактически с нуля, привели в соответствие с чьим-то вкусом. Чьим?

— Слушай, ты придираешься! Элементы высокого путинского периода: стекло, бетон, пластиковые панели. Все в норме.

— Я покажу тебе норму, — взвилась Собчак. — Вот мы сейчас приедем в гостиницу «Родина», построенную Дерипаской. Пять звезд, отличный интерьер, прекрасная архитектура, придуманная с учетом прибрежного ландшафта. Такие гостиницы должны строиться в туристических центрах мира. А Сочи, блин, туристический центр мира. Как Барселона, понимаешь?

Надо признать, «Родина» оказалась, скорее, исключением из правил «часто путешествующих по России». Европейского уровня отель, который невычурно смотрелся где-нибудь на озере Комо, здесь маячил, как красная тряпка. Его будто бы придумали специально для того, чтобы не нарушить хрупкий архитектурный баланс, который, как назло, в окружающей среде напрочь отсутствует.

Впрочем, в этом смысле Сочи — вполне обычный российский курорт: город со стертой историей, в котором понатыканы то там, то сям отремонтированные санатории и здравницы. В нижнем Сочи отличный климат, есть море (пусть в парке за колючей проволокой, зато в городе можно подойти к нему поближе), в верхнем Сочи — лыжи, снег, горы, а скоро еще и казино построят — чего еще надо? Если представить себя среднестатистическим российским туристом — без загранпаспорта, проживающим на территории вечной мерзлоты с 100 тысячами рублей в кармане, — выбор в пользу Сочи очевиден.

— Сто тысяч рублей? Не смеши мои ботинки! Отдохнуть в Сочи стоит сильно дороже, — зевнула Собчак. — И об этом мы тоже спросим мэра: почем нынче Сочи для российского туриста?

Сон второй, ускользающий. Мэр

С утра все пошло наперекосяк. В кабинете мэра города Сочи Анатолия Николаевича Пахомова стало ясно, что журналистские заготовки можно спустить в унитаз. Весь вид и повадка мэра говорил девушкам, что он подготовился к интервью и не намерен уступать их натиску. Кажется, он даже слегка волновался. Едва завидев гостей, мэр тотчас начал говорить и останавливался только для того, чтобы по-оперному незаметно взять дыхание для следующего пассажа.

Еще ни о чем не спросив, наши интервьюеры узнали, какой Пахомов необыкновенный человек: как он все построил, как его любят люди, как ему доверяет Владимир Владимирович. Они услышали про полностью забронированные отели чуть ли не до конца лета 2015 года, про ночной ливень, снег месячной давности, 362 километра построенных дорог и их обслуживание, борьбу с местными депутатами, обещание высадить взамен спиленного одного дерева три и так далее и тому подобное.

Повествование взмывало в небо и падало оттуда камнем. Речь мэра напоминала интересный сон с множеством подробностей и сюжетных линий, который, однако, невозможно вспомнить уже через секунду после пробуждения: то, что казалось безупречно логичным, при свете дня рассыпается, как песок. Если бы не диктофон, девушки не смогли бы запомнить ни слова. К счастью, речи мэра были зафиксированы беспристрастной цифровой электроникой, так что Анатолий Николаевич не сможет упрекнуть журналисток в искажении его слов и выдергивании их из контекста. Вот, например, как он ответил на вопрос, сколько стоит Сочи для российского туриста и каково его конкурентное преимущество перед Анталией:

— Вот мне все время задают этот вопрос, все время говорят: у вас дорого. И я понял, что по большому счету, имидж дорогого Сочи существует очень давно. Я начал пояснять журналистам, туроператорам, что Сочи — это прежде всего семейный курорт. Сюда надо ехать обязательно с детьми, потому что нет ни одного санатория, ни одного отеля, который бы не предлагал детские программы. До шести лет вообще бесплатно...

Но я понимал другое: поломать сложившееся мнение очень трудно. И тогда я решил, что надо презентовать город, и презентации будут лучше проходить с моим участием. Мы начали приезжать в регионы и просить сделать нам три отдельных встречи: первая встреча — с работодателями, профсоюзами, со всеми старыми структурами, которые есть. Вторая — это туроператоры и турагенты. И третья, самая важная, — с прессой. На всех этих встречах  я делал выступления на семь-десять минут, где говорил о новых возможностях Сочи. Мы показывали людям ролик: Красную Поляну, и Имеретинку, показывали город.

Вообще часто говорят, что Сочи вся страна делала! А сочинцев немножко это обижает. Почему? Потому что на сочинцев легла огромная нагрузка в плане денег. Ведь они все объекты, в том числе индивидуальные жилые дома, делали за свой счет. 13 тысяч объектов недвижимости — это частная собственность, не государственная, не муниципальная, которая была перестроена. А мы понимали, что это одна из главных задач — приведение города к единому архитектурному облику, потому что город некрасивый был, обветшал немножко.

И мы перво-наперво создали отдельный институт архитекторов-организаторов. Слава богу, что они в Сочи тогда были. Восемнадцать человек насобирали. Закрепив за каждой улицей сотрудников администрации, мы начали реконструировать. Так вот, из 13 тысяч деньги были выделены только на одну тысячу многоэтажных жилых домов, а оставшиеся 12 тысяч домов люди должны были сделать сами за счет собственных средств. Мы договорились со Сбербанком, создали программу кредитования в 7%, часть погашали за счет бюджета, чтобы людям немножко было легче. Но у людей же разные доходы! Нам удалось достичь успеха такой каждодневной работой, приглашением, административным давлением, мотивационными речами: «Вы поймите, родина, страна нам доверила принимать Олимпийские игры, мы должны открыть Россию всему миру другой: гостеприимной, красивой, культурной». При этом из этих 13 тысяч домов 1200 принадлежат пенсионерам, ветеранам. Мы начали думать: у них же пенсия? Как можно на 400–500 тысяч заставить их сделать ремонт? Никак. Мы начали выходить на их детей, кого-то нашли. Потом работодателей, откуда они на пенсию пошли. А потом поняли, что у некоторых вообще ничего нет. Тогда мы позвали предпринимателей Сочи и объяснили им, что такое капитализация. Как дом, который сегодня стоил 600 тысяч рублей, после реконструкции стал стоить 6 миллионов. И как из 6 миллионов получится 15, если вложиться в реконструкцию всего города.

Через четверть часа Собчак собралась с духом и попыталась выключить внутреннего соловья мэра.

— Анатолий Николаевич, — строго сказала Ксения. — Мы ушли с вами в какие-то частности.

— В дискуссию, — возразил Пахомов.

— Хорошо, но я бы хотела с другого начать. Мы вчера ночью посмотрели олимпийские объекты, жилые комплексы. Действительно, масштабы строительства потрясают. Но есть ощущение, что наполнить жизнью эти шикарные территории пока не совсем удается.

— Наоборот! Мы немножко перестарались. Наверное, оттого, что было очень много, скажем, вот таких мнений. Мы действительно имеем огромную инфраструктуру, и она заполнена сегодня настолько, сколько мы даже не ожидали.

— Чем?

— Людьми. Дело в том, что, когда закончилась у нас Олимпиада, мы получили такую огромную новую инфраструктуру, хорошую логистику. И мы думали так: чем заполнить 42 новых отеля? И конечно, мы очень здорово понадеялись на международные, брендовые управляющие компании: Mariott, Hayatt, Radisson... А потом смотрим: июнь месяц, а загрузки-то нет. И меня аж пробило: я начал соображать, что эти управляющие компании привыкли работать в деловых центрах, куда приезжают в командировки, на экскурсии…

— То есть вы считаете, что именно сетевые отели хромают? — недоуменно спросила Собчак, пытаясь настроиться на нужный темп беседы.  

— Сетевые отели начали хромать. Они же этим не занимались, а ведь это туризм! Нужно работать с туроператором, нужно создавать турпродукт — а это то, что они не умели делать. И тогда в начале июня я обратился к туроператорам. Был большой скандал! Мы с ними ругались, они между собой ругались.

— А что они хотели от вас?

— Они хотели больше всего от владельцев объектов размещения. Они хотели, чтобы у них был больше процент, они хотели, чтобы цены снижались. И по большому счету я заставил руководителей этих отелей... Ну не заставил, а порекомендовал. Сказал им: на данный момент для раскрутки отеля вам нужно принимать условия туроператоров. Они с этим согласились.

— А условия какие, ценовые?

— Ценовые, естественно.

— А если вернуться к жилым домам? Почему в окнах не горит свет? Куда делись люди? На пятый день Олимпиады Путин вас раскритиковал за перенасыщенность среды и отсутствие инфраструктуры. Как вы отреагировали на критику президента?

— Да послушайте же меня! Чего вы перебиваете? Мы сломали систему самостроя. В городе, с учетом его многонациональности, это была действительно большая беда. И не во время Олимпийских игр она зародилась, а значительно раньше — лет пятнадцать назад. Мы остановили это. Вот о чем с нами говорил Владимир Владимирович. А то, что вы вчера увидели, — это совсем другое! Эти объекты все были построены к Олимпийским играм, и они были очень нужны. 300 квартир было построено. Там действительно не горят огни в окнах. И я объясню почему. Это квартиры, которые должны быть переданы исключительно очередникам. Исключительно очередникам, которые стоят на очереди с тысяча какого там? C 1980 года в Сочи, или немножко раньше даже. Почему исключительно? Потому что, когда строили эти жилые микрорайоны, мы обещали. Сразу же было такое обещание. Мы это делаем, и цена там невысокая, потому что это эконом-жилье. Это очередникам города Сочи, и они это знают.

— Почему они сейчас там не живут? Сколько их человек?

— Объясняю. У нас очередников, вот посмотрите, по районам, во-первых, очередники. Во вторых, распределение… Это только очередники проживающие в городе Сочи. Пенсионеры Министерства обороны...

— Понятно, что их много. Почему они там не живут?

— Да послушайте меня! Не перебивайте! Идет процедура… Все организационные вопросы были решены где-то в ноябре месяце. И в ноябре мы им все передали. То есть сейчас идет процедура получения.

— Пока там вообще никого нет!

— Это не значит, что они не получили. Люди могут получить квартиру, ордер в смысле, но они туда не сразу приезжают. Сначала они делают ремонт, могут еще…

— Там нет ощущения ремонта …

— Вы услышьте меня! Не перебивайте! Я вам совершенно конкретно правду говорю. У нас 600 квартир, которые непосредственно занимаются… Мы сразу же что сделали? Мы берем и говорим. Эти квартиры должны попасть только исключительно очередникам. Никаких служебных квартир, никаких там перемен, обменов, ничего не должно быть, это государственное жилье. Как помните, в советское время предоставляли жилье для очередников? Вот и теперь идет такая процедура.

Тайна мертвенной пустоты Олимпийского парка так и не была разгадана. Вопросы уходили в никуда. Пахомов ругался, что его перебивают, требовал дослушать, объяснял про расселение очередников, из которого было понятно только одно: что вот-вот, прямо сейчас, как только мы уедем, все тут же отправятся с чемоданами в свои новые квартиры в пустующих домах. Пахомов гнал предложения и рубил абзацы со скоростью света.

Разговор о кризисе мэр отверг с негодованием. На выпад Собчак, что о сложном экономическом положении сказал даже президент по Первому каналу, а туроператоры разоряются один за одним, Пахомов заявил: «Никакого у нас в Сочи кризиса нет».

— Мы просто немножко переборщили с нашими туристами. Но сейчас к нам приедут китайские и иранские туристы — я встречался с туроператорами этих стран — и с июня 2015 года мы их ждем в гости. И у нас уже весь июнь и июль выкуплен. И Имеретинка, и горный кластер. У нас все хорошо!

Еще минут сорок мэр говорил про встречу с китайцами и иранцами, про пекинского перевозчика, про туристический форум, про отельеров и сетевые гостиницы, про Мацесту и дельфинотерапию, про терренкур — это такая ходьба по тропинкам под наблюдением врача с обязательным распитием двух литров бювета. Ну и про бювет, в конце концов.

Затем девушки узнали, что в 2015 и 2016 годах в Сочи пройдут Всемирные хоровые игры и чемпионат по «Формуле-1», а возможно, авиашоу, плюс штатный график хоккейных матчей и фигурного катания... В промежутке двухчасового монолога, где-то между бюветом и расписанием событий на ближайшие три года, Пахомов проговорился, что горожане его любят, несмотря на то что должность вообще-то у него расстрельная: шутка ли, он снес более 7000 частных гаражей! А если кто-то не верит, можно вместе пройтись по улицам и посмотреть, как реагируют жители.

Собчак вцепилась в это предложение как в спасательный круг:

— Пойдемте, прогуляемся!

Сон третий, люцидный. Электорат

Бывают такие сновидения — психологи называют их люцидными, — когда все вокруг волшебным образом происходит именно так, как ты сам только что придумал. Именно в такой сон — правда, кажется, не свой собственный, а мэра Пахомова — попали девушки, едва выйдя на улицу из дверей мэрии.

В это было совершенно невозможно поверить: каждый прохожий узнавал мэра, подходил к нему, называл его по имени-отчеству и благодарил. Одни за детскую площадку, другие — за квартиру, третьи — за общее чувство братства и единения с городской администрацией, четвертые — за возможность ведения бизнеса, пятые — за чистоту, шестые — за детский садик.

Если первые полдюжины встретившихся людей еще можно было счесть подсадными утками, то на человеке пятнадцатом стало ясно, что либо масштаб постановки превосходит возможности воображения, либо подобный флешмоб тут — явление повседневное. Финальным аккордом стало сольное выступление Пахомова, который, увидев человека на другой стороне улицы, закричал что-то в духе «Николай Петрович, как вы поживаете? Все хорошо?»

Лишь единожды было выражено явное неудовольствие мэром. Двоих парней, спешивших через парк, остановила Собчак:

— Здравствуйте! Можете с нами поговорить? Вы знаете, кто это? — пропела она, показывая глазами на градоначальника.

— Ну, знаем.

— Вы довольны тем, что он делает?

— Нет.

— Погодите, — тут же вмешался Пахомов, — вы ребята местные?

— Мы-то местные, а вот вы — пришлый.

— Вы с какого района? Чем недовольны?

Далее Пахомов в только ему присущей манере ведения беседы объяснил парням, что живут они очень даже прилично — «особенно если мы сравним с тем, что было, предположим, вы вспомните, что говорят ваши соседи». Минут через семь пришлось буквально силой отрывать Пахомова от его электората. Ни на секунду не замешкавшись, он повернулся к журналисткам и совершенно неожиданно ответил на так и не заданный вопрос:

— Вот, кстати, многие говорят, что мы облака разгоняем, когда Путин приезжает — он у нас часто бывает. Говорят, что мы сбрасываем цементную пыль в облака. Это прямо смешно. Это только необразованные люди так говорят.

— Почему это?

— Ну вы сами подумайте? Как можно цементом разгонять облака? Это же абсурд! Облака вообще никто никогда не разгоняет.

—  Облака разгоняют, это очень известная технология, когда выбрасывают химические реагенты, связывающие капельки воды.

— Вы что? Тоже в школе не учились? Как можно цементом разгонять облака?

— Да при чем тут цемент? Это другое соединение!

— Все понятно с вами, — засмеялся Пахомов.

Через полтора часа настала пора прощаться. С большим трудом. Поскольку все время вокруг Пахомова суетились жители со словами признательности, желанием пожать руку и пожелать успехов. Время, которое было отведено на поездку в горный кластер, растаяло безвозвратно.

— Ну ничего, приедете еще раз! Вы идите сейчас хинкали есть — у нас самые вкусные хинкали в городе! Мой пресс-секретарь вас проводит, — на прощание сказал Анатолий Николаевич Пахомов.

Сон четвертый, сладкий. Хинкали

Так наши корреспондентки оказались у второго человека в городе — владельца кафе-чебуречной Оганеса Чепняна. Огромный, щедрый на слова армянин с бегающими веселыми глазами, большим носом и толстыми пальцами будто воплощал собой героя народных армянских сказок, купца Амбарцума.  

Оган говорил без остановки. В его речи переплетались русские, армянские и абхазские народные поговорки, шутки, прибаутки, рифмованная оценка политической и экономической обстановки, благодарственные тосты в сторону администрации города Сочи и страны в целом, анекдоты — по большей части сексистские. Между делом выяснилось, что Оган Чепнян — глава армянской диаспоры в Сочи, депутат, один из самых уважаемых людей после мэра. У него был «самострой», который Пахомов снес, но Оган не в обиде и вообще считает мэра красавцем, за которого можно голосовать с удовольствием. Стол главы армянской диаспоры, накрытый в принадлежащем ему заведении, ломился от щедрого угощения.

— Что это? Знаменитые сочинские устрицы? Импортозамещение? — полюбопытствовала Собчак.

— У нас вообще все есть. У нас город очень классный. Это наш народно избранный мэр Пахомов Анатолий Николаевич все делает. Я ему благодарен, два раза за него голосовал с удовольствием. В первую очередь посмотрите, какая чистота. А какие люди здесь! Как наш народ любит Россию, как любят Путина, открыто любят Путина. Столько сделано нашим государством для Сочи! Дорогие друзья, вы знаете, до ста человек, когда приходят гости, я тамаду не назначаю, после ста сам веду. Я в жизни очень жалею, что не поступил на факультет журналистики, а закончил сельхозинститут. Но мы сейчас в такое время живем, что у судей и агрономов профессия одна, просто у судей посадочный материал не заканчивается, а у агрономов заканчивается. И, пользуясь случаем, хотел бы этот маленький бокал поднять за вас. И так как мы живем в городе Сочи, то я хочу пожелать море удачи и удач у моря. Всегда ждите хорошего, херовое само придет. Дай бог, чтобы никогда не приходило.

Девушки молчали, постепенно погружаясь в транс от пропитанного тестостероном восточного красноречия. Приготовленные вопросы таяли сами собой, растворяясь в каждом новом глотке терпкого крепленого вина.  

— Вот это вино выпейте! Этот виноград собирали осетинские девочки, а мальчики давили. Лиза, — обратился Оган к официантке, — ты меня когда-нибудь видела пьяным таким? — Официантка Лиза молча улыбалась. — Не, не, не, я пил водку, вино и пивом запивал, я вчера был настоящий мужчина. И я хотел бы, чтобы вы чуть-чуть выпили. Ребята, я думаю, будет правильно и справедливо, если этот маленький бокал мы поднимем за наших родителей. Хочу сказать, что родители — это такие люди, которые нам простят все хорошее и плохое. Хочу я поднять рюмки за родителей, дай бог здоровья, кого нет — вечная память, кто болеет — пусть выздоровеет. За родителей надо обязательно стоя. Они нас делают лежа, мы выпьем за них стоя!

Повинуясь ласковому мужскому напору, девушки выпили до дна. Сквозь сладкий дурман до них долетали лишь самые яркие самоцветы застольной беседы, больше похожей на нескончаемый тост «За прекрасных дам».

— Я хотел бы рассказать одну историю. В старые добрые времена один человек женился, и он любил очень свою жену, и родину тоже любил. Началась война. Что делать? Жена надевает пояс верности. Кому муж может доверить ключ? Только своему другу. Отдал ключ другу и поскакал на войну. Вдруг слышит: сзади кто-то скачет. Он останавливается, а там его друг: «Куда ты скачешь? Ты мне не тот ключ оставил!» Так вот, я хочу поднять бокал за тех друзей, которым можно доверить коня, ружье и жену. И всегда говорю — иногда в хохму, — что надо дружить с богатыми людьми. И денег не займут, и просить не будут, что немаловажно.

Налили, выпили до дна. Осторожные попытки девушек перейти на минералку не решали проблему: их пьянил не столько алкоголь, сколько гипнотические чары владельца лучшей чебуречной олимпийской столицы.

— Больше всего я в Сочи люблю, что у нас нет скинхедов. Никакого национализма. Если армянин дерется с азербайджанцем или грузин с абхазцем — это они лично свое выясняют, а не национальности. У нас здесь 102 народа живет. Хотя во время Олимпиады, когда здесь были чеченцы, дагестанцы, был конфликт с иногородними рабочими, но весь город объединился, все были на одной стороне. А вообще здесь больше всего армян...

Выпили до дна за дружбу народов.

— Надо давать гаишнику на цветы жене…

До дна.

—  Да, кризис… Очень тяжело. Получается, что мы жили бедно, потом нас обокрали. Дорогие друзья! Я хотел бы поднять и выпить за нашу Россию. Хотел бы поднять и выпить, сказать, что на самом деле такого народа, как русский, больше нигде нет. Россия одна, президент Путин один. И сегодня, если Путин захочет в какой-то другой стране баллотироваться на пост президента, он им станет однозначно. Чтобы Россия всегда процветала и была сильной.

— За Россию! — подхватил стол.

— За Россию! — повторил Оганес. — Давайте пейте, мы, русские, должны быть вместе.

До дна.

— Почему вы считаете, что Путина в любой стране мира переизберут? — из последних душевных сил Собчак попыталась вырваться из вязкого, как мед, обаяния Огана Чепняна.

— Ну вот эти рейтинги — они же не дутые. Я десять лет депутат. Я все вижу. Вот, скажите мне, — вдруг начал заводиться Оган, — вот этот Барак Обама, черный негодяй, он нормальный человек? Я хочу сказать, что это негодяй. Это вообще не человек.

— А кто он? — возбужденно воскликнули журналистки из столицы. — Еще скажите: обезьяна!

— Нет, я бы сказал просто: урод.

— Погодите, погодите, — начала заводиться Собчак. — Это еще почему? Что он конкретно сделал России и лично вам, чтобы его так называть?

— Очень много сделал. Где бы американцы ни появлялись, везде, начиная с Ирака, куда бы они ни пошли… За что Саддама Хусейна повесили?

— То есть вы осуждаете Барака Обаму за его политику по отношению к Ираку?

— Хорошо, возьмем Сирию...

— Стоп-стоп! А Сирия тут при чем? Какое это к вам имеет отношение?

— Ну нельзя же оставаться в стороне, когда столько людей погибает.

— То есть вы просто пацифист, — подсказала Собчак. — Вы против войны, да?

— Конечно! — радостно воскликнул Оган.

— То есть вы против войны на Украине? Значит вы осуждаете Владимира Путина за то, что он поддерживает «Новороссию» и одобряет людей, которые, по его словам, едут туда в отпуск «воевать»?

— Это с какой стати?

— Ну, если вы пацифист, вы должны это осуждать. Вы же не были в Сирии, не были в Ираке…

Оганес попытался выпутаться:

— Погодите, давайте сначала за Россию выпьем, я еще не выпил.

— Мы уже выпили!

Все, действительно, уже выпили, и за столом явно назревал скандал. И в этот момент доселе молчавший пресс-секретарь администрации Сочи Микаэль Нерсерян примирительно произнес:

— Давайте рассуждать логически. Это просто остатки имперского сознания. Мы не хотим терять сферы влияния.

Оган понял, что прямо сейчас внимание двух девушек, которые до этого момента смотрели на него во все глаза, исчезнет с той же скоростью, что и хинкали со стола. Он зычно спросил:

— Ксения Анатольевна, Микаэль, вы знаете, за что убили Лермонтова?

Все вздрогнули.

— Потому что тамаду не слушался. От этого и Пушкин пострадал. Послушайте меня, пожалуйста...

— Я смотрю, у вас Лермонтов после пресс-конференции Путина стал популярен, — съязвила Собчак.

Все усилия Огана были тщетны. Как это нередко бывает в девичьих фантазиях, роль прекрасного принца перешла к другому персонажу без потери темпа. Микаэль продолжал перед зачарованными слушательницами свою тихую примирительную речь. Он говорил о том, что современный мир — это поле свободной конкуренции и сотрудничества, что цивилизованные страны больше не воюют за территории, а борются за умы. Девушки слушали, открыв рот: впервые за время путешествия они услышали грамотную речь, в которой были сформулированы законченные предложения, присутствовали разумные выводы и не нарушена причинно-следственная связь.

— Вы когда-нибудь говорили об этом с Пахомовым? — недоуменно воскликнула Собчак.

— Нет, меня никто про это не спрашивал. Вы поймите, это политика, а мы занимаемся хозяйством. Это разные вещи.

— Мэр олимпийской столицы, которого поддерживает 80% населения, — вполне себе политик.

— Мы иначе строим коммуникацию, извините.

— Да, судя по нашему интервью с мэром, коммуникацию вы действительно строите иначе. Почему, объясните, мэр, которого обожает город, у которого феноменальная поддержка среди населения, не умеет отвечать на вопросы журналистов? Почему вы не наймете ему учителя риторики?

— ... И вот сейчас я хочу этот маленький бокал поднять за наших милых дам! — буквально закричал Оганес в последней попытке вернуть контроль за ситуацией. — И я хочу поднять тост за Микаэля! Ты самый честный человек из всех, кого я знаю!

Поблагодарив, разомлевшие журналистки попытались выйти из-за стола.

— Постойте, постойте! — рванулся наперерез Оганес. — Есть культура, есть обычаи, есть традиции. Вы знаете, когда свинья проходит, кто-то хрюкает, когда заходишь, надо стучаться, когда уходишь, надо говорить «до свидания». Я хочу сказать, что сегодня получил удовольствие, что из многих баров, кафе и ресторанов вы выбрали именно нас. Огромное спасибо нашему городу Сочи, сегодня все депутаты постарались! Весь бюджет города ушел на погоду, чтобы вас хорошо встретить!

Неизвестно откуда на столе оказались два ящика остро пахнущих абхазских мандаринов, появились гигантские букеты для каждой девушки и прозвучало требование довезти гостей до аэропорта. Пятясь и бормоча, что не стоит беспокоиться, московские гостьи нырнули в свою машину и, не сговариваясь, начали хохотать.

— Умеют здесь девушек развлекать, поить и обожать, признай это, — потребовала Собчак.

Сон последний, переходящий в явь

По дороге в аэропорт Чудинова с грустью подвела итоги:

— Я могу только признать, что мы провалили к чертовой матери задание. Интервью с мэром ничтожное, разговор с главой армянской диаспоры мы отдадим на кафедру фольклора в МГУ, речь пресс-секретаря мы никогда не утвердим с героем. Да и что тут утверждать? Перед нами обычный российский город с понятными проблемами и задачами, который потихонечку разворовывает сам себя: обслуживание Олимпийского парка сожрет Сочи, если они не придумают, как это капитализировать. И это еще очень хороший город, который находится под неусыпным вниманием журналистов, политиков, хозяйственников.

— Это ты очень зря. Тут все такое живое, такое понятное. Это очень показательный город, понимаешь? Это город-символ новой России, как и Владивосток.

— И что ты думаешь по поводу этой самой новой России? Кстати, довольно показательно, что мы говорим о будущем страны, находясь прямо перед закрытым аэровокзалом, где 1 декабря отменили все аэроэкспрессы из-за их убыточности. Зато вон майки с Путиным продаются, — указала Ксения на какой-то магазинчик.

— Боже! Включай срочно диктофон. Итак, мы видим магазин Александра Конасова. Тут майки с изображением Путина, Лаврова, Сталина, котиков, олимпийских колец, Мерлин Монро, Одри Хепберн, Чебурашки, крокодила Гены...

— Ксю, а это кто?

— Фиг знает!

— Ты же за моду отвечаешь!

— Я за такую моду не отвечаю, — ехидно парировала Собчак и, обращаясь к продавцам, весело закричала: — Какие майки у вас самые популярные? Есть товарная накладная? Покажите!

— Путин и Сталин. Еще Путина с Лавровым хорошо берут.

На майке с Лавровым и Путиным было написано: They are patriots. You?

— Солнце само встает, когда Путин приезжает, — сказала, ни к кому в особенности не обращаясь, Ксения Собчак.

Snob.ru, Ксения Чудинова

Темы публикации: 

Комментарии

Александр Валов аватар

...по телевизору показывают один парк, в «Блоге Сочи» — другой, а в рекламе Имеретинского жилого комплекса, которую невозможно отключить на телефоне, — третий...

Судя по статье, Ксения убедилась в объективности топов на БлогСочи.angel

Ирина Соловьёва аватар

 Бред полнейший.

Александр Валов аватар

Вы о чем?

Ирина Соловьёва аватар

 Зная таких как Ксю, материал нужно было назвать - стёб над мэром.

Александр Валов аватар

Мы не изменяем заголовок первоисточника при копипасте.

Евгений Ермизин аватар

Почитал, посмеялся от души.cheeky

Антон Кочура аватар

И это называется "журналистика"? Несвязные мысли не обезображенной избытком интеллекта фифы...

Виктория Петрова аватар

Антон, предложите свой вариант изложения. Слабо? Написано очень и очень ...

Оля Густышева аватар

Зато у тебя на морде интеллекта выше крыши!

Елена Вихор аватар

Честно... рассмешили. Спасибо.
 

Ира Петрова аватар

Собчак только и может, что перебивать и материться!

Виктория Петрова аватар

Обзавидовалась...какой крепкий сон у мэра в его годы. А сколько летящих фразcheeky Вы услышьте меня! Не перебивайте!- шедевр "оборотней".

А маниловщинская гостеприимность десятилетнего депутата бросает вызов классику по силе воплощения в жизнь.

Ну, а позиция пресс-секретаря - прямо триллер американский -"Молчание ягнят"blush 

Вообщем журналистки будут долго вспоминать "как я провел командировку в Сочи"-красиво жить не запретишь!

Евгений Ермизин аватар

Виктория, вы же понимаете, что интервью изначально планировалось как стеб. Незнаю о чем думал Пахомов соглащаясь на эту встречу, вероятно хотел уподобиться сильным мира сего, кои знавали папу Собчак. В результате смех да и только. А эпизод с депутатом и его чебуречной, и вовсе комедия. Надо было дать денег пресс-секретарю, он бы отвел девочек в ресторан, почесал по ушам, и возможно, все это, не выглядело столь комично. cool

Анастасия Коршункова аватар

вообще не надо отвечать на провокации. Тем более наш мэр по натуре простоват, не может дать отпор. 

А если сможет, то все равно переврут. 

Евгений Ермизин аватар

Анастасия, мэра в данном случае погубила тяга к богеме. Надо понимать с кем встречаешься и то, что материал по любому будет негативным.cool

Анастасия Коршункова аватар

Мэр не понял, что к нему пришли ради провокаций. Этим тетям плевать на Сочи, они не хотят знать отчеты. А мэр просто привык по другому разговаривать с людьми задающими вопросы- он силен  в ОРАТОРСКОМ деле. А для провокаций он не силен. 

И не надо ему пробовать тягаться с этими тучками, они провокаторши. А у Пахомова язык не достаточно острый что бы на них ответить.

Евгений Ермизин аватар

Все он прекрасно понимал, думаю ему не один раз говорили о последствиях этой встречи, надо было прислушаться. Да и сценарий не тянет. Надо было прийти извиниться, сказать, что зовут неотложные дела, предложить проехать и посмотреть будни мэра. Посетить высотную. стройку и дать там нагоняй за жалобы граждан, потом отвести светскую львицу на прорыв канализации, в больницу,  далее вручить ордер очереднику, а интервью двать исключительно во время поездки. Потом еще раз извиниться, сказать, что срочно вызывают в край и исчезнуть, оставив дам секретарю. Никаких благодарностей от граждан, ибо работа неблагодарная, и далее пошли хинкали в кругу мелких чиновников, жалующихся, что мэр заставляет их работать с утра до поздней ночи.cool

Анастасия Коршункова аватар

Интересно придумали встречу с арменином, то уж действительно люди такие... ни слова вставить, ни переорать. Вот к ним сразу вести- да и все... пропуская первичные пункты.

Евгений Ермизин аватар

Мне больше понравилось эссе про 10 летний депутатский срок. Типа, давно здесь сидим... в чебуречной!cool

Ирина Соловьёва аватар

 "Он силен в ораторском деле" - скорее в оральном.

 

Евгений Ермизин аватар

Соловьева, зачем вы так грубо? Пахомов действительно толкает речи часами, при этом вставить слово удается редко, слишком сильный напор.wink

Ирина Соловьёва аватар

 Просто в эрэфии не принятоперебивать начальствующие говорящие головы.

Дмитрий Смелый аватар

Кто бы говорил, Соловьева, кто бы говорил...laugh

Анастасия Коршункова аватар

Никто не спросил когда ДОМ 2 закончится? 

Смотришь что-нибудь по ТНТ, а потом эта музыка сразу - НАНА_НА_НА_НА_НА.... И мандражка тикает... все к пульту переключить! Он как назло под диван завалится.

Так можно фригидной стать. 

Лучше бы за сейшельскими островами смотрела, чем за Сочи... Поселили там умом не далеких... Хижину не могут построить.

Какая нормальная женщина даст мужику, который краба поднять не может? А в обществе тупых самок вообще импотентом можно стать- местные аборигены показывают им, как рыбу разделывать... Деградация полнейшая.

Вообщем к этой Собчак много  вопросов... От одной только музыки сексуальное либидо понижается.

Александр Валов аватар

Дом-2 до сих пор идет? blush

Анастасия Коршункова аватар

Его много раз за сутки показывают. И любовь они строят уже и за пределами периметра- на сейшельских остравах. Они расширились...Это эпидемия! Спасайтесь кто может!

Олег Хомяков аватар

Мэру зачет, искрутился да выкрутился +на прогулке повезло. 

Оля Густышева аватар

Это была постановка! Всех лизоблюдов собрали в одном месте!

Елена Вихор аватар

Да за что ему зачет-то? За то, что две фразы выучил - "Не перебивайте, да поймите меня".  Не знаю, лично с ним не общалась, но уже не нравится, что на прием к нему нельзя попасть.... А прогулка - постановка, однозначно. Особенно порадовало, что рядом с администрацией оказались... Ба - знакомые все лица!!! И главное все, как один, очччень довольные ...
 

Елена Вихор аватар

Нормально так написано. Очень реалистичные сны, и реакция девушек адекватная. Не знаю, зачем тут про провокацию пишут... На что можно спровоцировать человека, который знает свое дело, знает, что его ни на чем не поймаешь, что все его дела праведные...

Ни для кого не секрет, что монолог без перерыва - это от незнания, что ответить, если вдруг вопрос зададут... 
 

Оля Густышева аватар

В нормальный ресторан нужно было Ксению отвезти, а не в эту кафе-чебуречную для быдла!

Анастасия Коршункова аватар

В нормальные рестораны с красивыми женщинами нужно ходить, а не с этими вот...

Виктория Петрова аватар

В нормальный ресторан нужно было Ксению отвезти, а не в эту кафе-чебуречную для быдла!

Может так было задумано - ответный ход с намёком-знай своё место , Ксюня.cool

Александр Валов аватар

Это достаточно бюджетное кафе. Владелец, конечно, оказал радушный прием, но эта публика избалована московскими ресторанами. Нужно было пригласить в более элитное заведение.

Анастасия Коршункова аватар

Александр, это за какие заслуги ее надо по ресторанам водить? С такой тупой кобылой ни один уважающий человек не появится в сопровождении. 

В сувлачную ее! И пусть по счету сама платит. 

 

Елена Вихор аватар

А что, "поход" в заведение общепита было запланирован Пахомовым или это были условия журналисток для получения интервью у мэра? Не думаю, что девушки горели желанием пообедать с руки нашего мэра. Не такие уж они бедные, да и входило в их планы, наверное, все-таки получить ответы на свои вопросы. Которых им не дали задать.... Мне, например, не понятно, наш мэр ведет прием граждан своего города, или он только интервью с экскурсиями может давать? На это у него время предусмотрено... Не хотел бы с ними общаться, не было бы этого топика.
 

Виктория Петрова аватар

Анастасия ,согласна с Вами,кроме орпределения "тупую...". Действительно, кто такие эти журналистки,чтобы кормить их из бюджета? Это они ,"бедные ",могли бы бюджету подкинуть.Нашли государственных деятелей,чтобы перед ними мэры стебались.Могли бы пешочком по районам погулять, жителей поспрашивать итд,что пологается по их профессии. Если бы подобные мадамы приехали на Урал-фиг бы с ними кто- то встречался из мэрии или думы- в очередь ...тем более, по ресторациям водили-в очередь...

Ирина Соловьёва аватар

 Доярка из Новопокровского называет всех городских "тупыми кобылами". Сказывается привычка общаться исключительно с лошадьми и коровами.

Анастасия Коршункова аватар

Нет такой привычки, лошадей и коров пальцем не трогала. Говядину не ем. молоко не пью. Но колбаску с конины ем))

Светлана Папуловская аватар

Анастасия, вот какой коментарий от Вас читаю и думаю, почему вы такая злая? почему позволяете себе оскорблять людей??? Кто Вас так обидел????? Как вы живете то вообще??

Алевтина Конакова аватар

 Я думаю,что Ксения далеко не глупа и поняла основное,а южный менталитет и вправду заставляет нас жить так ,как мы живём.Наш мэр,дай ему волю столько бы на себя медалей повесил,а самое противное,что люди говорят,одно,а думают противоположное.Вот из-за таких ""благодарных людей так и живём,""Весь город обновили"" Как не стыдно врать,Ксении надо было без соправождения поездить по городу и его окрестностям,посмотреть как живут люди,без газа и дорог.А парни,что встретились на пути мэра мне понравились,хоть капля правды.
Так что зря Вы дорогие сочинцы с темы свернули.Везде у нас ложь и лицемерие!!!

Анастасия Коршункова аватар

Наивная Альвентина! Ксенья таких как, Вы и прочих граждан называет "генетическим отребьем". 

Ей плевать на проблемы граждан- для нее простые люди- быдло. И в выражениях она не стесняется. 

Зачем бисер перед свиньей метать?

Алевтина Конакова аватар

Настя пишите правильно имя!

Ирина Соловьёва аватар

 И правильно делает. Что правда глаза колет?

Александр Акс аватар

Прочитал и как в театре абсурда побывал, где каждый сам по себе играет одному ему понятную роль,  написанную сумасшедшим драмотургом...  Паноптикум  "утонченных  аристократов",  где процветают настоящие пороки. 

 

Комментарии соцсети «в Контакте»